Все новости
Общие статьи
21 Ноября 2018, 12:50

Женское счастье нашей мамы

Шайдуллина Галима Шамсулловна родилась в простой многодетной крестьянской семье 20 мая 1922 года третьим ребёнком. Дедушка Шамсулла долгие годы работал заведующим фермой в колхозе, бабушка Галиябану всю жизнь посвятила воспитанию своих детей.

Молодость мамы совпала с тяжёлыми годами военного и послевоенного времени. Голод, лишения этих лет выпали тогда и на ее неокрепшие плечи. В школе, учитывая ее целеустремлённость, хорошие способности, ее перевели из 5 класса в 7. Поэтому, когда она заканчивала Белебеевское педучилище, ей было всего-навсего 16 лет. «Если бы не помощь Бану-апы (старшей сестры), которая ежемесячно из своей небольшой учительской зарплаты присылала мне денег, вряд ли мне удалось бы закончить учёбу. Нельзя сказать, что в эти годы я голодала, но редко когда удавалось наесться вдоволь. Часто вспоминаю, как по осенней хляби, бечёвкой перевязав свои прохудившиеся туфли, стыдясь попасться на глаза знакомым, шла в училище», – рассказывала мама.
В 1939 году после окончания учёбы ее направляют учителем в Тарказинскую среднюю школу. Здесь в течение четырёх лет она работает сначала учителем, затем завучем, директором школы. Нелёгкие задачи ежедневно падали на плечи молодой учительницы-директора – забота об отоплении школы зимой, организация учебного процесса, работа над повышением своей квалификации и профессионального уровня. Но тяжелее всего было вновь вовлекать в учебный процесс детей, получивших с фронта «похоронку» на отца. Здесь нужны были мудрость, душевная щедрость, такт и терпение.
В 1943 году она возвращается в свою родную Старотураевскую среднюю школу в качестве учителя истории. В это же время она заочно заканчивает сначала Уфимский, затем Казанский педагогические институты.
Помню мамины уроки истории. Они всегда проходили интересно, увлекательно, так как, излагая материал, она никогда не ограничивалась содержанием учебника, подбирала дидактические материалы, статьи из газет и журналов, каждую тему старалась связывать с современной жизнью.
Как учителю истории и обществоведения ей часто приходилось выступать с докладами и лекциями в клубе, на фермах.
В 1953 году она была избрана депутатом в Верховный Совет Башкирской АССР. Конечно, имея семью, работать в школе, вести большую общественную работу вряд ли бы ей удавалось, если бы не поддержка и помощь нашего отца. Все эти годы, в любую минуту он мог быть ее опорой, другом, советчиком.
За свой добросовестный сорокалетний труд мама не раз награждалась Почётными грамотами и благодарностями Ермекеевского и Белебеевского райкомов партии, множеством медалей.
Несмотря на свой преклонный возраст, мама до конца своей жизни оставалась неунывающей оптимисткой. Она нам часто говорила: «Есть одна вещь, из-за которой стоит беспокоиться и горевать – это безвременная смерть близких. Всё остальное можно пережить, совершённые ошибки можно исправить». Она могла в трудные минуты поддерживать не только нас, своих дочерей, но и папу. Увидев его переживания, она легко могла сказать: «Плюнь и забудь, это не стоит того, чтобы думать. Настанет новый день, и всё пройдёт».
На одной из своих фотографий, подаренных мне, она написала: «Доченька, человеческая жизнь небезгранична. Каждый новый день старайся прожить интересно, со смыслом. Неприятности, которые могут возникнуть на работе, постарайся оставлять за порогом, не приноси их домой».
Не могу сказать, что она сама всегда была весёлой. Иногда можно было увидеть, что она переживает из-за наших болезней, школьных неприятностей, но за всю свою жизнь я не видела на ее глазах слёзы. Никогда, ни перед кем она не унижалась, не умела просить, льстить. Могла быть одновременно и строгой, и гордой. Этому учила и нас – своих дочерей. Как однажды одна из моих сотрудниц, увидев её, и поговорив с ней, сказала: «Ваша мама – настоящая Маргарет Тэтчер!»
Может быть, поэтому, за лаской и нежностью мы подходили чаще к папе, чем к ней. Время и многодетная семья воспитали ее такой строгой, требовательной. Но я всё чаще теперь думаю – если бы не она, не её характер, вряд ли мы – ее дочери смогли бы адаптироваться к этой современной жизни, с её отнюдь не гуманными законами и во многом бездуховностью и неразберихой.
Я не помню, чтобы мама о ком-то сплетничала, занималась пустой болтовнёй. Для этого у неё просто не было времени и желания. Даже прочитав то или иное объявление в газете о том, что кто-то с кем-то возбуждает дело о разводе, а такие в «районке» появлялись часто, она просто заявляла: «Устала, наверное, жить всё время с одним и тем же. Свободы хочет».
Вспоминаю о том, как мама в школе, будучи классной руководительницей, проводила диспуты на тему «Кого можно назвать счастливым?», «Что такое счастье?».
Если бы сегодня передо мной возникли эти вопросы, я бы, не задумываясь, ответила: «Наша мама была счастливой женщиной, так как она всю сознательную жизнь отдала своей любимой работе, находила в ней радость и удовлетворение. Её любили и уважали не только коллеги, ученики, но и односельчане».
А дома её всю жизнь любил отец, который был предан ей до конца жизни, который ее понимал и в любую минуту мог поддержать и морально, и материально. А какие красивые платья, даже в те послевоенные годы, когда не каждая женщина могла мечтать о нарядах, он привозил ей из своих поездок! И она всегда одевалась аккуратно, со вкусом.
Кто-то, прочитав эти строки, может подумать: «Да у них всегда были «тишь да гладь, да божья благодать». И будет неправ! Помню, были между ними и споры, и непонимание, порой даже стычки, но никогда это не доходило до взаимных обид и оскорблений. Родители все свои проблемы старались решать без нас. Иногда в наше отсутствие или, как говорила мама, – «в бане». Умели прислушиваться к мнению друг друга, а главное – уступать, иногда терпеливо промолчать.
Мама вместе с папой родили и воспитали нас – трёх своих дочерей. И не только смогли дать каждой высшее образование, но и долгие годы смогли вместе жить и радоваться успехам своих детей, внуков и даже правнуков.
Розалия НАСИБУЛЛИНА,
с.Старотураево.
Фото из семейного архива.